Сергей Чирков: «В детстве ел с дедом наперегонки стручковый перец»

Звезда фильмов «На игре» и «Геймеры», «Молот», сериалов «Ангел или демон», «Два отца и два сына», не понаслышке знает, как сытно накормить большую компанию. В юные годы актер ездил помощником повара в летний лагерь, вставал спозаранку и готовил завтрак для всего отряда. С возрастом многие блюда стали более экзотичными: Сергей полюбил тайскую кухню, но меньше ценить мамины пельмени и жареную курицу не стал.

— Сергей, вас часто можно увидеть на кухне за приготовлением блюд?

— Знаете, холостого мужчину можно каждый день видеть на кухне у плиты. (Улыбается.) Причем, не заваривающим себе еду из пакетика, а именно готовящим. Вот и я периодически это практикую. (Улыбается.)

— А насколько приготовленная вами еда разнообразна? Или это, скорее, простые холостяцкие блюда — как, например, яичница?

— Нет, что вы! Ни в коем случае! Яичница, конечно, тоже бывает — и идет в охоточку. Но я чаще фантазирую на тему каких-то круп. Например, можно отварить гречку, обжарить ее с чем-нибудь, а сверху разбить яйцо — и еще пару минут подержать на огне, чтобы гречка пропиталось желтком. Я довольно часто готовлю тушеную картошку, которую очень люблю. Ее можно запечь с рыбой в духовке, а можно подавать как гарнир к курице или мясу, или добавить в нее овощей. Я это блюдо готовлю либо жидким — чтобы было с бульоном — либо, наоборот, делаю более крутым. Могу запечь рыбу. Совершенно неожиданно узнал у своего товарища — повара — замечательный рецепт спагетти  в сливочном соусе с семгой.

— Вы назвали достаточно простые продукты: картофель, рыба. Может быть, у вас есть какой-то секрет, или вы добавляете какую-то особую специю?

— Считается, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок. Но и путь к женщине часто лежит через него же, а не только через уши. Хотя я обычно девушек покоряю не блюдами. (Улыбается.) А специя, конечно же, есть, и она одна на все случаи жизни: надо все делать с любовью, а не равнодушно. Ведь любая пища – и материальная, и духовная — получает нашу энергию. Это может показаться избитой фразой — но это действительно работает! Если девушка сидит на кухне, а ты при ней тушишь картошку, и она видит, как ты внимательно относишься к продуктам, как тщательно выбираешь помидоры и болгарский перец, как все это аккуратно режешь и сопровождаешь еще какой-то беседой – это и есть, собственно, главная специя, на мой взгляд.

— А что из еды вы особенно любили в детстве?

— Я любил мамину жареную курицу. В моем детстве не было кур гриль, жареная птица появлялась только из-под руки мамы. Она брала либо целую курицу, либо окорочка, натирала майонезом и чесноком и отправляла в духовку. Это было так вкусно! Когда я был маленьким, мы много ездили на поездах и в автобусах, и я прекрасно помню этот запах жареной курицы в фольге. А еще я очень любил мамины пельмени. Только именно с маминым фаршем и тестом. У нее всегда получалось такое удивительно вкусное тесто — даже не знаю, из-за чего. Мама лепила пельмени, а потом они лежали либо на подносе в холодильнике, либо в льняных мешочках. А недавно я приехал к ней, попробовал пельмени — и понял, что они уже не такие, как были всегда. Вкус был уже совсем другой.И мама сказала: «Я фарш в этот раз купила»…

— А сладкое в детстве любили?

— Да. Сейчас я уже более-менее спокойно к нему отношусь. А в детстве не мог представить себе дня, если не съем плитку шоколада. Мне бабушка с дедушкой или мама давали карманные деньги, и если многие мои одноклассники тратили их на поштучные сигареты, то я, тогда не куривший, в конце дня покупал себе плитку шоколада.

— А помните, как начинали готовить? Какое блюдо у вас было самым первым?

— Наверное, как и у большинства людей, это была яичница. Но я ее не очень любил. Еще помню, как жарил картошку. Мой дедушка резал ее кругляшками, и она у него плавала в жиру. А я любил «сухую» картошку — нарезал пару-тройку картофелин соломкой, тратя на это много времени после школы. Через раз у меня получалось ее высушивать на сковородке, а не жечь. (Улыбается.) Она получалась такой жарено-сухой. Мне нравилось ее солить и есть со сметаной, которую я добавлял уже в тарелке, на самый верх этой картофельной «горки». И все это перед телевизором в зале, где вообще-то нельзя было есть, смачно поглощал…

— А сейчас часто готовите для близких?

— Если мы уезжаем с родителями за город, то на мне всегда шашлыки. Я обычно привожу угли и мясо, которое, правда, чаще маринует мама. Она же снимает первую пробу и говорит: «Да, Сережа, хватит!» Или «Нет, Сережа, его надо еще довести».

— То есть, сведущим в кулинарных делах вы были с самого детства?

— С 14 до 17 лет я ездил в один и тот же детский лагерь. А так как я был всегда творчески направленным, то меня с первого раза с удовольствием оставили на все три смены, а в последующие годы я ездил туда уже как помощник повара. Меня приглашали и вожатым, но я отказывался, так как это большая ответственность за детей. А вот ответственность за продукты я на себя брал с удовольствием. На мне были заготовка, чистка и пассировка. Да мне и самому всегда нравилось и картошку чистить, и морковь с луком пассировать. Да и повар был старше меня всего на два-три года. Мы быстро подружились и вдвоем кормили весь лагерь.