Ян Цапник: «В Китае ел морских ежей и тутовых шелкопрядов»

Актер считает, что испортить продукты можно везде, даже в ресторане

Кто-то знает его по комедийным ролям в двух частях фильма «Горько!» и картине «Самый лучший день», а для других он навсегда останется репортером Игорем Никифоровым из сериала «Бандитский Петербург» или предпринимателем Артуром Лапшиным из «Бригады». Но из этого краткого перечня уже ясно, что Ян Цапник – актер разноплановый. А мы узнали, что он — не менее разносторонний человек!
Судите сами: до того, как стать актером, Ян успел поработать поваром-кондитером на швейной фабрике для глухонемых, и пройти еще несколько профессий.

Об этом и о том, чем ему нравится китайская кухня, артист нам и рассказал.

— Ян, помимо того, что вы любимый многими актер, да и просто человек, имеющий множество активных увлечений, так вы еще успели стать поваром-кондитером третьего разряда. Как вас занесло в кулинарию?

— Когда я еще учился в школе, и на дворе стоял 1983 год, то при переходе не то в восьмой, не то в девятый класс у всех начинались уроки на УПК — учебно-производственном комбинате. Кто-то из одноклассников пошел на автодело, кто-то – в чертежники. Я же чертить никогда не умел — мог игральные карты сделать, но не более. Да и на автодело какой смысл идти, если машины там все равно никуда не ездят? И я пошел туда, где больше девушек: на повара-кондитера. И, как ни странно, мне там понравилось! Я с успехом сдал экзамен и получил третий — самый низший — разряд. И даже поработал несколько месяцев на практике на швейной фабрике для глухонемых.

— То есть, вы больше специализировались на кондитерских изделиях?

— Нет, я работал во всех цехах. Из-за моего разгильдяйства — и в то же время из-за таланта — меня «перепиннывали» из одного места в другое.

— А свой первый кулинарный опыт помните?

— Да! Это была булочка, нанизанная на вилку и обжаренная над газовой конфоркой. Сколько лет мне тогда было, точно не скажу, но мы все как-то рано начинали готовить… Бывало, что брали кусок хлеба, запихивали внутрь маленький кусочек сосиски и отправляли в духовку. Получалась булочка, запеченная с «чем-то» внутри. Потому что нельзя сказать, что в 70-е годы на Урале, где я рос, было очень хорошо с продуктами. Но, тем не менее, никто с голоду не опухал. И на все праздники на столе всегда стояли тазики с салатом «Оливье» и селедкой под шубой.

— А как часто вы готовите сейчас?

— Вообще практически не готовлю. Бывает, прилетаю в Питер дня на три, как солдат на побывку – ну, тогда может быть что-то и сделаю… Но очень редко. Последний раз я готовил… (Задумался.) …наверное, около года назад. Мои девчонки захотели плов, пошел на рынок — купил хорошей баранины, хорошей зиры… У нас в Питере есть замечательный рынок на Сенной площади, специи там продают таджики и узбеки. Вот туда я и отправился — хорошо, что все рядом. Купил все, что нужно — и сделал плов.

— А бывает так, что ваша супруга обращается к вам за консультацией в кулинарии?

— Знаете, когда мы с Галей познакомились в 1998 году, она была совсем девочкой, только окончила университет. И я не могу сказать, что тогда Галя умела готовить. А сейчас она замечательно это делает — как и все у нас в семье!

— Ян, что самого необычного вам доводилось пробовать?

— О, это Китай! Там я ел все, начиная от морских ежей и заканчивая скорпионами и тутовыми шелкопрядами. Чего я там только не пробовал! И это все безумно вкусно!

— А какая кухня у вас самая любимая?

— Вкусная.