Илья Лазерсон: «Вкус — понятие очень субъективное»

Президент клуба шеф-поваров Санкт-Петербурга отдает предпочтение домашней еде

Вряд ли кто-то из тех, кто интересуется кулинарией, не знает, кто такой Илья Лазерсон. Он не только автор книг по кулинарии, а еще и кулинарный блогер, создатель и ведущий канала «Зона Лазерсона», шеф-повар и директор «Кулинарной студии И. Лазерсона». И ему есть, что рассказать о еде как таковой, что вспомнить из своего кулинарного опыта, чем поделиться (в том числе и фирменным рецептом).

 

— Илья Исаакович, вы когда-нибудь испытывали кулинарные потрясения?

— Меня нельзя ничем удивить в кулинарном отношении, потому что я всю свою сознательную жизнь — в еде.

— Когда вы решили заниматься кулинарией?

— В детстве я любил наблюдать, как готовит бабушка, потом стал со временем к ней присоединяться, помогать ей. И так это в меня вросло и стало одновременно и моей работой, и моим хобби.

— Вы общались с иностранными поварами. Скажите, что они говорят про русскую кухню?

— Мы же люди одной профессии, привыкли общаться довольно откровенно, и они в один голос говорят, что русскую еду есть невозможно! Когда мы пытаемся показать русскую кухню за границей, то делаем это слишком прямолинейно, не учитывая их особенности и пищевые пристрастия. Мы преподносим ее кондово, а нужно это делать так, чтоб иностранцам она была понятней. Им непривычны, например, такие продукты, как гречка и свекла. Они не понимают, что такое густые супы, в которых стоит ложка, и очень подозрительно смотрят на трясущийся холодец. Понимаете, нужно донести до человека вкус! И когда я показывал борщ на фуршете в Лондоне, я нарезал продукты — лук, морковь, свеклу, капусту — мелко-мелко. Потом маленько борщ загустил, чтобы продукты не падали на дно, а были в виде взвеси. По сути, получился горячий напиток, который я подавал в кофейных чашечках, но вкус там был типичный борщевой, и все на фуршете это поняли. Поэтому здесь надо хитрить, не бить по иностранцам русской едой из автомата Калашникова, а прицельно стрелять из мелкокалиберной винтовочки.

— Как вы считаете, может ли здоровая еда быть вкусной?

— Вкус — понятие очень субъективное, и у каждого — свой вкус. Когда два человека едят один и тот же суп, одному может быть вкусно, а другому — нет. Причем, никто из них не может конкретизировать — почему? Кому-то вкусна склизкая рисовая каша, которая вроде бы как здоровая. А кому-то вкусна жирная буженина, запиваемая пивом — вроде бы как нездоровая. Здесь нельзя обобщать, ведь люди очень индивидуальны.